Home Ukraine Украина — на русском Новый украинский популизм. О чем сказал и промолчал Владимир Зеленский в своей...

Новый украинский популизм. О чем сказал и промолчал Владимир Зеленский в своей инаугурационной речи

105
0
SHARE

Новый президент Украины – это президент отрицания Новый украинский популизм. О чем сказал и промолчал Владимир Зеленский в своей инаугурационной речи. Мнения. ФОКУС
Кроме упавшего президентского удостоверения в инаугурации президента Зеленского был еще один знаковый момент – перепалка с Олегом Ляшко. Лидер украинских радикалов не одобрил идей лидера украинского государства относительно того, каким образом необходимо бороться за сознание жителей оккупированных территорий.
Хотя спорить было не с чем – президент ничего конкретного и не предложил – Олег Валерьевич не удержался от конфронтации. Это можно понять: вместе с Зеленским в украинскую политику приходят совершенно новые практики популизма, и популизм Ляшко на этом фоне ощутимо отдает нафталином. Его время прошло.
Популисты старой школы – это менестрели бедных. Свои политические капиталы они создавали на эксплуатации чувства обделенности наиболее уязвимых групп, в основном пенсионеров и селян. А с учетом того, что Украина – объективно бедная страна, уязвимость и обделенность тут являются массовыми явлениями. Поэтому популистам набегало достаточно голосов. В итоге бедность у нас оказалась возведенной в своего рода политический культ: бедный – значит святой, бедный – значит правый.
В отечественном политикуме выросло целое поколение профессиональных плакальщиков, продающих избирателям всего лишь добавку к пенсии
Зеленский – это совсем другое дело. “Я буду делать все, чтобы украинцы больше не плакали”, – закончил президент свою инаугурационную речь. Конечно, этот такой спичрайтерский прием, призванный обыграть комедийный бэкраунд нового президента, но за ним действительно стоит особая политическая реальность. А именно новый украинский популизм.
О чем сказал Владимир Зеленский? О том, что каждый из нас – президент, что президент и народ – это фактически одно “политическое тело”. Это довольно необычная для Украины метафора или, если угодно, фантазия, поскольку предыдущим президентам было сложно избавиться от ощущения собственной избранности, исключительности – исключенности из народной массы – а некоторые даже и не ставили перед собой такой задачи. И тем не менее, это именно метафора, фантазия – полная, до неразличения верха и низа, идентификация лидера с последователями. В мировой истории есть несколько примеров воплощения этой фантазии в жизнь, и все они плохо закончились.

Continue reading...